ЧТО СТАНЕТ С БИЗНЕСОМ AVAYA

И почему руководство компании не спешит с продажей направления контакт-центров.

В январе 2017 года, после долгих колебаний и анализа альтернативных вариантов, Avaya решила подать заявление о реорганизации балансовой отчетности в соответствии с главой 11 Кодекса США о банкротстве. Топ-менеджеры компании выступили с заявлениями, в которых заверили взволнованных клиентов и партнеров, что Avaya намерена продолжить работу в штатном режиме, и что ни одно из направлений ее деятельности не будет свернуто.

Ситуация сложилась парадоксальная: в один и тот же день крупный игрок рынка сетевого оборудования, программно-аппаратных комплексов для контакт-центров и корпоративных решений для совместной работы сообщил о неспособности выполнять обязательства перед кредиторами, и одновременно — о рекордном для себя показателе EBITDA ($940 млн или 25,4% от выручки) при годовом обороте $3,7 млрд.  Что произошло и каким Avaya видит свое будущее? Ответ кроется в истории ее бизнеса, а также в нюансах Кодекса США о банкротстве.

Корень проблемы

Avaya начала работу в 2000 году, когда компания Lucent Technologies выделила департамент корпоративных сетей связи в отдельный бизнес. Будущая фирма должна была сосредоточиться на производстве оборудования для корпоративных сетей связи, контакт-центров и офисных АТС.

В 2007-м активы Avaya выкупила группа инвесторов — фонды Silver Lake Partners и TPG. Тогда же сформировалась нынешняя структура активов компании, призванная поддержать модель бизнеса, ориентированную на выпуск оборудования. Кредитные обязательства компании росли, чему способствовало поглощение других компаний: в первую очередь, подразделения корпоративных решений Nortel Networks в 2009-м.

Но за последнее десятилетие бизнес Avaya существенно изменился: компания начала уделять гораздо больше внимания разработке программного обеспечения и оказанию услуг. Это было обусловлено, в первую очередь, массовым переходом корпоративных клиентов на мобильную телефонию и лавинообразным ростом популярности облачных решений для корпоративной коммуникации. Следуя этим тенденциям, Avaya сместила фокус на программно-конфигурируемые сети и облачные платформы.

Ландшафт рынка продолжал меняться. Так, в 2007 году при внедрении информационно-коммуникационных решений в бизнес-процессы многие корпоративные клиенты Avaya придерживались так называемого CapEx-подхода (от capital expenditures — капитальные затраты). Этот способ внедрения подразумевал серьезные инвестиции в аппаратное и программное обеспечение. Но со временем рост популярности коммуникационных приложений и модели «программное обеспечение как услуга» на основе облачных технологий вывели на передний план более гибкий OpEx-подход. Он предполагает модель использования технологий на основе платной подписки на услуги с отнесением сумм оплаты к операционным затратам. Свою лепту в эти изменения внес и экономический кризис 2008-го, когда многие заказчики значительно сократили бюджет на закупку и внедрение коммуникационных решений.

Реагируя на новые вызовы, Avaya продолжила переход от поставок оборудования к разработке программного обеспечения и поставке услуг. Движение в этом направлении в целом увенчалось успехом — это подтверждает структура финансовых результатов Avaya за последний год. На долю программного обеспечения и услуг в них приходится 74,9 % от общей выручки компании.

Обычно бизнес-модель, ориентированная на услуги, приносит больше прибыли при меньших затратах в долгосрочной перспективе. Но выручка от продажи таких решений растет не столь быстро, как в случае аппаратно-ориентированной бизнес-модели. Этот рост растянут во времени, что в итоге размывает показатели валового дохода. А стало быть, растут финансовые риски для компаний с высокой кредитной нагрузкой, к которым относится Avaya.

О каких кредитных обязательствах идет речь?  Долгосрочный долг Avaya —  $6 млрд c обязательством по выплате в 2018-2021 годах. Сумма серьезная: просевшая на несколько процентов выручка за прошлый год (минус 8 %) уже не позволяет компании свести концы с концами, даже с учетом выросшего на $40 млн (до $940 млн) показателя EBITDA за прошлый год.

Сейчас бизнес-интересы Avaya охватывают несколько направлений, и чрезмерная кредитная нагрузка для компании — та ноша, которая негативно сказывается на скорости новых разработок. Финансовые результаты за прошлый год это четко отражают. Если доходность от таких направлений бизнеса Avaya, как контакт-центры или сетевые технологии, стабильно растет, то  продажи решений для унифицированных коммуникаций и телефонных систем, напротив, с каждым годом приносят все меньше денег.

«Переход к бизнес-модели, ориентированной на разработку программного обеспечения и услуги, оказался для Avaya сложным. На то чтобы аккумулировать доход, при таком подходе уходит больше времени. В нашем случае ситуацию также усугубили сокращение заказчиками бюджетов на технологии, а также превращение традиционных унифицированных коммуникаций в массовый продукт. Цена входа на этот рынок снизилась, значительно возросла конкуренция как со стороны действующих игроков, так и стартапов. Все эти факторы усложнили для нас задачу выплаты основных сумм и процентов по кредитам», — пояснил Джон Салливан, вице-президент и корпоративный казначей компании Avaya.

Когда банкротство — лучший выход

Предпринимать попытки выбраться из долговой ямы руководство Avaya начало еще в первой половине 2016 года. Для оценки структуры капитала и поиска путей улучшения финансового положения, в том числе и за счет продажи части активов, компания наняла консультантов Goldman Sachs и CenterView Partners.

Во второй половине 2016-го стали появляться слухи о планируемой продаже успешных подразделений компании, занимающихся сетевым оборудованием или решениями для контакт-центров. Но ни одна из этих сделок не состоялась, и все потенциальные покупатели прибыльных активов Avaya ушли ни с чем.

Рыночные аналитики сошлись на том, что камнем преткновения на пути к продаже подразделения сетевого оборудования стала необходимость выплат по социальным гарантиям. Увольнение сотрудников в случае реорганизации при поглощении обошлось бы слишком дорого, повлияв на сумму сделки. Причину отказа от продажи направления контакт-центров, которое многие называют «жемчужиной в короне Avaya», эксперты видят в другом — в его тесных технологических и бизнес-связях с направлением унифицированных коммуникаций. Разъединить их в случае продажи оказалось бы сверхсложной задачей. Так или иначе, слухи о скорой продаже нервировали заказчиков, а затянувшаяся неопределенность не способствовала полноценному ведению бизнеса.

Когда руководству компании стало ясно, что продажа одного из подразделений — не лучший способ ослабить долговое бремя, самой приемлемой альтернативой оно посчитало реорганизацию балансовой отчетности в соответствии с главой 11 Кодекса США о банкротстве. По большому счету, текущие финансовые результаты позволяли бы компании гарантированно продержаться на плаву до 2018 года, когда наступали обязательства по возврату основного долга. Так почему Avaya решила объявить о финансовой несостоятельности раньше этого срока? Дело в том, что процедура банкротства в соответствии с главой 11 позволяет продолжать операционную деятельность и исключает выплаты по ранее накопленным долгам. По всей видимости, это и стало решающим фактором, особенно если учесть, что в октябре этого года компании нужно вернуть по кредиту $600 млн.

Объясняя ситуацию, Джон Салливан отметил: «Нам повезло работать в правовой системе, которая позволяет компаниям провести реструктуризацию балансов и продолжать вести операционную деятельность, обеспечивая рабочие места, предлагая клиентам инновации и повышая ценность их бизнеса. Возможность брать в кредит — признак сильной экономики, использующей механизмы распределения рисков. Эти механизмы дают заемщикам возможность получить доступ к капиталу, а инвесторам — финансовую  выгоду.

Бесперебойное функционирование этой системы — жизненно важная смазка для шестерен коммерции. Но здесь изначально существуют определенные риски. Накопление слишком больших долгов, неправильное использование кредитных ресурсов или существенные изменения условий ведения бизнеса в условиях сильной закредитованности может очень быстро создать непосильную финансовую нагрузку. В этом уже могли убедиться многие люди, компании и даже государства. Для нас это поучительная история, из которой мы все извлечем урок».

Чтобы успокоить клиентов и окончательно развеять спекуляции вокруг скорой продажи подразделения контакт-центров, президент и исполнительный директор Avaya Кевин Кеннеди заявил: «После консультаций с финансовыми и юридическими советниками, мы определили, что главное — сосредоточить внимание на структуре задолженности. Продажа бизнеса контакт-центров не даст максимальной выгоды нашим поставщикам и другим заинтересованным сторонам в нынешних условиях». В то же время, компания продолжает переговоры с потенциальными покупателями о продаже других активов, отметил Кеннеди, не уточнив, каких именно.

Со щитом или на щите

Многие привыкли считать, что банкротство ведет к тому, что компания сворачивает деятельность, а ее имущество распродается. Это далеко не всегда так. Глава 11 Кодекса США о банкротстве позволяет компаниям на время избавиться от давления долговых обязательств, продолжить обычную операционную деятельность и договориться с кредиторами о способах реструктуризации долга.

Через банкротство в соответствии с главой 11 проходили многие крупные корпорации — и возвращались на рынок куда более сильными. Достаточно вспомнить опыт American Airlines, Kodak, General Motors и многих других фирм. Совсем недавно подобную процедуру успешно завершил производитель программного обеспечения для контакт-центров Aspect Software. Компании потребовалось чуть больше двух месяцев на то, чтобы избавиться от долга и реорганизовать структуру бизнеса. Есть и негативные примеры: канадская Nortel Networks, чей процесс банкротства позиционировался как быстрый путь к ликвидации задолженности, но из-за несогласия кредиторов затянулся (по условиям главы 11, кредиторы все же имеют право претендовать в судебном порядке на все активы компании). В результате Nortel Networks погрязла в судебных разбирательствах, потеряла позиции на рынке и была распродана по частям.

Ключ к победе в этом процессе — кардинальная трансформация компании, даже если это негативно скажется на ее работе в краткосрочной перспективе. Основной фактор — время: чем быстрее компания пройдет процедуру банкротства, тем меньше потеряет. А то, сколько времени есть у компании, в свою очередь, зависит от согласия ее кредиторов с планом реструктуризации.

Разница между тем, как Aspect Software и Nortel Networks проходили свои банкротства, — хороший пример того, чего ждать Avaya. Так, еще при подаче заявления о банкротстве в марте 2016-го Aspect Software сообщила суду, что у нее есть план реструктуризации, одобренный кредиторами. Другими словами, еще до заявления о банкротстве компании удалось договориться со всеми кредиторами, что именно и на каких условиях будет происходить. Этот план был быстро представлен суду, и все кредиторы подтвердили согласие с ним. Nortel Networks, напротив, завязла в процессе банкротства, не имея на руках плана реструктуризации, одобренного кредиторами. Ситуацию усугубило то, что процесс был международным: это усложнило переговоры о реорганизации. Сейчас официальной информации о том, что Avaya достигла консенсуса со всеми кредиторами по плану реструктуризации, нет.

Положительный момент для Avaya: ей уже не нужно делать выплаты по существующим долгам. Это позволит компании использовать свою операционную выручку, а также уже утвержденный судом доступ к $425 млн из $725 млн новых кредитов, запрашиваемых ею у банка Citigroup. Эти деньги помогут пройти через процесс банкротства, не останавливая операционную деятельность. Кроме того, в процесс банкротства не включены аффилированные международные структуры компании, работа которых продолжится в штатном режиме. Судя по заявлениям топ-менеджеров компании, Avaya не планирует вовлекать в дело о банкротстве пенсионный фонд и деловых партнеров. Таким образом, компания продолжит в полном объеме выплату зарплат, социальных и пенсионных отчислений (в ходе реорганизации точно так же поступила GM). Avaya не намерена нарушать договоренности с партнерами и поставщиками: это значительно сужает круг кредиторов, с которыми ей придется вести переговоры о плане реструктуризации.

Время — главный враг в делах о банкротстве. К примеру, за время от начала процесса банкротства до старта распродажи активов доход Nortel Networks, практически на 100% приходившийся на реализацию продуктов и их поддержку, снизился почти на 50%. Влияние банкротства на продажи Avaya не будет столь существенным. У компании есть контракты на предоставление услуг и облачных технологий, которые нельзя отложить или отменить, как в случае с закупкой оборудования.

Тем не менее, Avaya стоит понимать, что если процесс банкротства будет слишком долгим, лояльность кредиторов и партнеров будет снижаться. К примеру, для компенсации потерь от своего затянувшегося банкротства Nortel Networks вынуждена была сокращать сотрудников и полностью прекратила финансирование исследовательских проектов, что стало для нее началом конца.

Показатели EBITDA и возможности Avaya генерировать денежный поток (с учетом долговых каникул) — хорошие стартовые условия для вхождения в процесс банкротства. Поэтому даже краткосрочное уменьшение доходов окажет на рыночные позиции компании минимальное воздействие. В целом, устойчивое положение Avaya на рынке и ряд недавно представленных инновационных продуктов дают основания полагать, что компания способна выйти из кризиса еще более сильной, чем была раньше. У обновленной Avaya есть хороший шанс продолжить развитие, а у ее клиентов — основания верить, что их инвестиции в технологии Avaya продолжат служить их бизнесу. Ближайшие несколько недель или месяцев станут определяющими в этом процессе.

Успех реструктуризации Avaya важен для всей отрасли, ведь широкий выбор — предпосылка к внедрению правильных телекоммуникационных решений для любой организации. 

AVAYA и PLANTRONICS



- Email
- Confirm

Подпишитесь на наши новости и статьи

Email *
Имя *
Фамилия
Согласие на отправку персональных данных *

* - Обязательное для заполнения